10:53 

It always felt to me — a wrong / To that Old Moses — done — (с)

Nadia Yar
Catilinarische Existenz
Придумала постбиблейскую историю, полную ужаса и отчаяния, о человеке, который призван стать пророком и возродить авраамитический монотеизм в эпоху, когда он давным-давно позабыт и Писания у людей не осталось.

Этот человек когда-то совершил в жизни неправильный выбор, последствия не преминули и были чудовищны. Он это понял, мучился, мучился и кричал как бы в горние выси, пока не докричался-таки. И был Голос ему, и Голос сказал: иди туда, увидишь, куда, возьми там Книгу обо Мне, которую Я создал, и дай эту Книгу мирам и народам, чтобы Меня узнали опять.

Поначалу герой даже рад был встрече с Богом, но быстро понял, что Бог за него ничего исправлять не будет. Бог не делает бывшее небывшим, Он прямо говорит, что плюшек не даст. Плюшки в данном случае being, если совсем заострить, всего одна просьба - спасти одну погибшую душу, о которой у героя особенно болит сердце (на самом деле нечистая совесть).

Но нифига! Господь заявляет, что Он Бог живых, а мёртвые пускай сами хоронят своих мертвецов. Как хочешь, говорит герой, меня интересуют мёртвые, с ними я и останусь, а Ты ищи Себе для похода за Книгой другого агента. Бог в ответ: эта душа не может быть спасена, потому что она Меня отвергает. Мой Лик для неё невыносимая мука, если Я её к Себе привлеку, её страдания умножатся. Я и так держу эту душу в наименее мучительном месте ада, ты лучше за это скажи спасибо.

Герой продолжает качать права, потому что у него к тому моменту депрессия осложнена неврозом и ему пофиг на всё, кроме этого одного желания. Права не закачиваются, герой в раздрае уходит, является к человеку, с которым его связывает общая утрата (та самая погибшая душа). Так мол и так, говорит, я встретился с Богом, Творцом всего сущего, Он заговорил со мной и того-то от меня хочет.

Тот человек, глубокий старик, но голова ещё светлая, всё выслушал, задал наводящие вопросы и говорит в ответ: надеюсь, ты просто сошёл с ума, парень, потому что бог, которого ты описываешь - нехороший бог. Как ты его не узнал? Это же божество вооон тех инфернальных ребят, мы ещё с ними недавно войну вели, от них вся вселенная воет воем. Это не бог никакой, это демон, у него с теми уродами не выгорело, так он на тебя перешёл. Брось ему отвечать и вообще выходи опять на работу, ты что-то зажрался уже со своей самоволкой.

Герой возражает. Он со Всевышним частично в контрах, но признать Его демоном просто так не может, истина же не сорт колбасы, чтобы от неё отказаться. Но как же, говорит он, а ваша любовь, а ваша утрата, а ваше горе длиною в жизнь, которому я причина? Без Бога нет никакой надежды! Старик фейспалмит и говорит: конечно, нет никакой надежды. Есть только смерть, и горе, и наша жизнь, и долг, долг - это всё, а всякие пророчества и рай - *уйня, юноша, и ловушка для дураков. Марш трудиться.

"Юноша" (на самом деле немолодой человек, но сильно младше старика) продолжает спорить, он вообще упрямый как осёл. Старик понимает, что вражеский демон таки добрался до этого типа и надо что-то предпринять. Он решает убить героя на благо всем, и ещё потому, что ничего ему не простил, хотя очень старался. Думал, что давно простил, а оказалось, нет (потому что есть только смерть и горе и нет надежды). Старик встаёт, чтобы взять оружие, но тут его подводит сердце. Инфаркт, постель и всё, никого он больше не убьёт и не спасёт - в очередной раз.

Герой опять в раздрае и снова к Богу: спаси, мол, эту одну душу, спасёшь две. Вырви её из ада, и я тут же поеду за Книгой а не вырвешь - не поеду. Богу это уже надоело, и Он показывает, как только можно исполнить такое желание и к чему оно приведёт: возвращает искомую душу обратно к жизни. Прямо такой, как есть, в погибшем, проклятом состоянии. Результат получается как в соответствующих ужастиках на эту тему, ещё хуже, чем если совсем ничего не делать - так бы хоть другие не пострадали. В общем, герой опять из лучших побуждений наломал дров за чужой счёт, как уже неоднократно было.

Эта очередная катастрофа снова пробуждает в герое утраченный было интерес и сострадание к живым людям вокруг него (-> Всевышний изощрён, но не злонамерен), и герой со скрипом, с сомнениями, но и с какой-то радостью берётся исполнять приказ Господень.

Попробуй откажись, говорят хором Павел, Иона и Моисей.

...

Когда я стала это продумывать, пришла коварная мысль. Сеттинг изначально не включал концепцию Бога-Творца как мирообразующий или общеизвестный факт, там её не было (поэтому и Библия как бы утрачена, или её никогда не существовало). Что, если - в рамках фиктивного мира - никто с героем не говорит? Он просто сошёл с ума от вины и отчаяния, у него расщепление личности, и Голос, который он слышит, принадлежит ему самому. Как и тёмное чудо - на такое он теоретически вполне способен. Ну, или он сам прикончил кучу народу, ещё одна его субличность вылезла. Тоже возможно. А Богом он этот голос считает именно по той причине, которую мудро пронзил старик: это вражеская концепция, к которой герой прибег в безнадёге, когда ничего больше не оставалось. Последняя надежда, как спасательный круг, который уже всё равно кто бросил - хватаешь его, чтобы выплыть, или умрёшь. Это он так выплывает.

Как вариант (и источник сомнений героя) эта интерпретация имеет право на жизнь.

Однако Книгу он в любом случае найдёт. Что он с ней будет делать - другой вопрос.

P.S. Героя мне жалко, но тех, кто из-за него погиб, жалко больше.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

SINE UMBRA NIHIL

главная